Галерея стихов.

Выставка творчества поэтов-современников. Зал №7.      
Переход в Залы: №1; №2; №3; №4; №5; №6; №8; №9; №10; №11; №12; №13; №14; №15; №16; №17.       

         
Учить других куда как нелегко!
А жизнь идёт, и надо торопиться.
Успеть бы воспитать учеников,
Чтоб было у кого потом учиться!
  Звёзды спрятались, где темней,
Где луна достать их не может,
А по улице – стук камней,
Где идёт, матерясь, прохожий,
  Забот безжалостная плеть
стегает будни.
Я вовсе не хочу взрослеть!
Быть взрослой - трудно...
         
Непредвиденный миг
Разбудил мою нищую веру.
И выходит, что мир
Не такой уж безрадостно-серый.
  Представьте лес, вообразите осень,
Не ту, что зяблым моросит дождём,
А светлую, когда и небо – в просинь,
И сорок лет, и мы чего – то ждём.
  Деревья в сад выходят босиком,
принюхиваясь к духу дождевому.
Голодный воздух тянется к живому
и капли собирает языком.
         
Степь осветила строгая луна,
как будто скрипку, тронула рукою.
и вздрогнула высокая струна
в душе, давно нуждавшейся в покое.
  И отступает бренное благое,
Как на листе казённая печать-­
Доверие бесценно быть изгоем,
Чтоб вечности твоей принадлежать.
  По гулким лестницам я поднимаюсь к дому.
Как ключ тяжёл. Я дверь им отопру.
Мне страшно, но иду безвольно,
И попадаю сразу в темноту.
         
Два мира разделил провал,
Два - друг без друга невозможных…
Скажи мне, как ты угадал,
Что это жизнь моя, Художник?
  Эта любовь была тюрьмой,
где пересчитаны все углы.
Она повторяла ему: ты мой!
как будто вешала кандалы.
  Я иду по деревне, облаянный шумною сворою
одичавших собак, на которых уже и не злюсь.
Я иду сквозь свою одряхлевшую, битую, хворую,
и по-прежнему очень любимую зимнюю Русь.
         
Уходишь ты, сама того не зная,
не зная, что не можешь быть иной
Ты, как река, что мимо проплывает -
и рядом ты и нет тебя со мной.
  Покуда ты не свален быком у них на бойне,
Покуда не расстрелян, покуда не распят –
Твоей свинцовой правды не удержать в обойме.
Им снится наше горе – они его проспят.
  На Тихорецкую состав отправится.
Вагончик тронется, перрон останется.
Стена кирпичная, часы вокзальные,
Платочки белые, платочки белые...
         
Зачем мне считаться шпаной и бандитом -
Не лучше ль податься мне в антисемиты:
На их стороне хоть и нету законов,-
Поддержка и энтузиазм миллионов.
  Когда полжизни позади,
осознаешь, как сделал мало.
Так хочется начать сначала
и заглянуть в конец пути.
  Так и живем, решетами водицу носим,
Лунную пыль метем подолом расшитым...
Если не так сказала - прощенья просим.
Только прощенья - ни нежности, ни защиты.
         
Метелью сумерки прошиты,
И стынь такая на земле,
Как будто мир сошел с орбиты
И заблудился в вечной мгле.
  Я не хочу от Вас скрываться,
Ведь от себя не убежать.
Мне далеко уже не двадцать
Я чья-то дочь, жена и мать.
  Призрачно все в этом мире бушующем.
Есть только миг – за него и держись.
Есть только миг между прошлым и будущим.
Именно он называется жизнь.
         
Некрасивых женщин не бывает,
А красивей всех всего одна:
Для неё черешня зацветает,
За неё мужчина пьёт до дна.
  Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены.
Тих и печален ручей у янтарной сосны.
Пеплом несмелым подёрнулись угли костра.
Вот и окончилось всё - расставаться пора.
  Ушел он рано вечером,
Сказал:- Не жди. Дела...
Шел первый снег. И улица
Была белым-бела.

Зал №7.   Переход в Залы: №1; №2; №3; №4; №5; №6; №8; №9; №10; №11; №12; №13; №14; №15; №16; №17.       

Письмо в редакцию.  

Наверх.