Галерея стихов.

Выставка творчества поэтов-современников. Зал №15.      
Переход в Залы: №1; №2; №3; №4; №5; №6; №7; №8; №9; №10; №11; №12; №13; №14; №16; №17.       

         
В хрущевке тесной, воздухе густом,
Среди ковров и кухонной разрухи,
То, что назавтра сбудется стихом,
Коснется языка. Но прежде - слуха.
  Но пока трепещут крылья в воздухе,
Где тепло осеннее повисло,
Не гадай, с какою целью созданы-
Может быть, без цели и без смысла.
  Завалинка, на ней старинный дед,
Обернутый в поношенную куртку,
Ему сто лет, он курит самокрутку,
Ему семь бед – уже ответа нет.
         
Три волоска на пиджаке
и книга в кресле.
Сегодня на Москва-реке
лёд трижды треснул.
  Мы можем говорить с тобой о Рихтере,
Мы можем рассуждать с тобой о Вагнере, -
Останусь я в ночи в вишнёвом свитере,
Не снимешь ничего, сказав: "А надо ли?".
  И с возрастом приходит пустота
От временных побед и поражений...
Все-суета сует. Все-суета.
С ковра сойдите. Принятых решений...
         
Я знаю – не случится ни-че-го лишь оттого,
что переспим с тобой мы…
Как никогда не поразить врагов
из карабина с вынутой обоймой…
  Ты уже не придёшь. Больше поводов нет, чтоб прийти.
Ты уже забрала свои вещи и фотоальбомы.
Нет на пальце кольца. Хочешь вольною птицей – лети.
Посижу в темноте, в тишине опустевшего дома.
  Звёздами вышита неба косынка.
Ластится к берегу тихо волна.
Слышно, как шепчутся робко осинки.
Пахнет духмяным настоем копна.
         
А потом наступит осень,
будет гром греметь, как выстрел.
Летний зной, что был несносен,
все забудут очень быстро.
  Ты теперь приходишь только во сне -
неожиданно, всегда невпопад...
Ты нисходишь, как сентябрьский снег
в золотой и позаброшенный сад.
  Ты крайне прав, так радикально прав –
что катятся права кровавым комом,
мой кровный обескровленный небрат
из старого семейного альбома.
         
Как хорошо проснуться тёплым утром,
за столик сесть, ну хоть на полчаса.
В окне рассвет играет перламутром
и скатерть белизной слепит глаза.
  Ты приходи сегодня, или завтра...
В любой из дней, как на голову снег.
С февральской стужей, с непогодой марта,
в апреле, вместе с половодьем рек.
  Когда-то все птицы были деревьями.
Ветер качал их тела многокрылые,
Ветер шептался с зелеными перьями.
Когда-то все птицы были деревьями.
         
Потом произнесла безвкусно: "Дождь".
Мы поняли, прониклись и налили.
Стал окна закрывать притихший дом
Напротив, угловой, с пучком фамилий...
  Сегодня вновь с позиций огневых
Звучит призыв - с оружьем подниматься.
...Покуда судят павшие живых,
У них – живых, есть шанс в живых остаться.
  Огни за окнами, мелькает бренный мир,
Ты тихо села в дальнем уголочке
В пальтишке синем, в беленьком платочке,
С баулом старым, стершимся до дыр.
         
Не подаришь ли, Осень,
Мне счастливый билетик?
А она улыбнётся:
Поищи среди листьев.
  Нахлобучив шапку крыши,
На горе стоит старик.
Он трубою жарко пышет,
Но уже порядком сник.
  Ты думаешь, я что-то предлагаю?
И улыбаюсь с целью заманить?
Дружок, я с детства в шахматы играю,
А ты меня попробуй победить!
         
Проснулась бабочка в окне,
закрытом наглухо — так странно
очнуться в пыльном междурамье
и непричастной быть к весне...
  Солнечные зайчики внутри
Мельтешат, беснуются, танцуют -
Радуются змеи длинных улиц,
Тонут, тонут в лужах корабли.
  Кончается осень… Катается осень
По льду сахаристому вымерзшей лужи…
Пичужек насмешливых многоголосье
Растаяло в небе, белесом от стужи…

Зал №15.   Переход в Залы: №1; №2; №3; №4; №5; №6; №7; №8; №9; №10; №11; №12; №13; №14; №16; №17.       

Письмо в редакцию.  

Наверх.